Нобелевская премия 2014 года по физиологии, или медицине, досталась троим ученым, которые открыли клетки мозга, помогающие нам ориентироваться, — наш «внутренний GPS». Прошедшая в понедельник церемония вручения открыла Нобелевскую неделю, завершится торжество в пятницу вручением Нобелевской премии мира. Ритуал нобелевской спекуляции (особенно когда речь идет о том, кто получит три награды за научные достижения) заставил нас задуматься: а какие удивительные открытия не победили? Мы попросили наших авторов выбрать их любимое изобретение или открытие, которое наградой незаслуженно обошли. 

1. Всемирная паутина
Первым делом я переадресовала вопрос редактора своим подписчикам в соцсетях. После того как они назвали несколько вариантов, я погуглила «велкро», «темную материю», «эмбриональные стволовые клетки» и стала про все это читать. Потом меня осенило: что больше заслуживает Нобелевской премии, чем изобретение, на которое я так рассчитываю в поисках информации о других изобретениях?

Еще в начале 1960-х специалисты из Федерального правительства США создали межкомпьютерную сеть, которая с течением времени превратилась в «Интернет». Но Нобелевскую премию я бы дала британскому ученому Тиму Бернеру-Ли, который в 1989 году предложил идею всемирной паутины, а в 1990-м создал первый веб-сайт (страничку, описывающую «паутину»). Интернет делает информацию доступной, будь это идиотские видео с танцующими котами или твиты с «арабской весны». А информация — это власть.

Вирджиния Хьюз, автор научного блога Phenomena: Only Human

2. Расшифровка генома человека
Многие задаются вопросом, почему одно из самых невероятных достижений науки — расшифровка генома человека в 2001 году — не было отмечено Нобелевской премией. А ведь, возможно, это сама «невероятность» как она есть.

Как сказал в свое время один из участников проекта «Геном человека» Эрик Ландер, «за то, что нажимаешь на рычаг, Нобелевку не получишь».

Впрочем, премию вполне можно получить уже за само изобретение этого рычага. За шесть лет до проекта «Геном человека» Крейг Вентер и его коллеги показали, что автоматическое секвенирование ДНК и технику, называемую «метод дробовика», можно соединить, чтобы расшифровать полный генетический код свободноживущего организма — бактерии Haemophilus influenzae. В сущности те же методы были впоследствии использованы частной компанией Вентера для расшифровки генома дрозофилы и человека; их же применяли потом во множестве лабораторий для расшифровки геномов сотен других видов. Нобелевский комитет столкнулся бы с большой проблемой, если бы постарался выбрать троих ученых, которым геномика в наибольшей степени обязана своим триумфом. Но Вентеру точно найдется место среди них.

Джейми Шрив, главный научный редактор National Geographic

3. Смерть черных дыр
Однажды вечером в 1970 году Стивен Хокинг собирался ложиться спать, когда ему пришла в голову идея. Это был момент, который он впоследствии описывал как «миг экстаза».

Он подумал, что черные дыры, которые ранее считались более или менее вечными, могут на самом деле постепенно терять массу и в итоге испаряться, взрываясь вспышкой гамма-лучей. Проблема была в том, что проверить эту догадку невозможно: черные дыры живут слишком долго, чтобы мы могли наблюдать их предсмертную агонию.

Однако сегодня исследования Хокинга, посвященные черным дырам, прочно заняли свое место в теоретической физике. Они объединили теорию относительности (классическую теорию, согласно которой все во Вселенной гладкое, как шелк) с квантовой механикой (утверждающей, что все в мире зернистое) и неостановимым прогрессом теории информации.

Но этого не произойдет еще миллиарды лет — пока первая черная дыра размером со звезду не начнет взрываться.

Тимоти Феррис, колумнист National Geographic и автор The Science of Liberty

4. Таблица Менделеева
Я бы хотел вернуться к основам. А что может быть более базовым, фундаментальным, более важным, чем система определения химических элементов? Периодическая таблица — это не просто организационная схема: она дает представление о внутреннем порядке протонов, нейтронов и электронов, которые составляют основу любой материи. Ее лаконичные столбцы и строки предсказывали не только существование, но и свойства элементов еще до того, как они были открыты. (См. также «Охотники за элементами».)

Просто невозможно себе представить, чтобы такой прорыв не был удостоен высшей научной награды, но именно это и произошло в ходе заседаний первого Нобелевского комитета в 1901 году. Премию по химии получил Якоб Х. Вант-Хофф за новаторские работы в области физической химии.

У Менделеева еще был шанс: его номинировали в 1905 и 1906 годах. Но он проиграл, поскольку один из членов жюри счел, что его работа уже была слишком хорошо известна. Похоже, периодическая таблица пала жертвой собственного успеха. Премия 1906 года досталась Анри Муассону — за открытие элемента флуорина, свойства которого были точно предсказаны в таблице Менделеева.

Год спустя Менделеев умер, а это означало, что периодическая система так никогда и не будет удостоена Нобелевской премии. Зато таблица стала самым незаменимым плакатом в науке, который уже десятилетия висит в научных лабораториях и еще долго останется на своем месте.

Эрика Энгельгаупт, научный редактор сайта National Geographiс

5. Электрическая лампочка
Как любитель технологий, дни которых сочтены (среди них, например, попкорн, газеты, айфон), я просто не смог бы не отметить невероятно долгую жизнь электрической лампочки Нобелевкой по физике.

Скромное изобретение, впервые запатентованное Джозефом Суоном в Великобритании, но изготовленное Эдисоном, навсегда изменило облик экономики (и вызвало недостаток сна), создав огромный спрос на электричество, который по сей день определяет наше существование.

Альфред Нобель упоминал в завещании изобретения и изобретателей, но жюри премии чаще склонно осыпать деньгами совершенно непрактичные вещи, вроде расширения Вселенной или эзотерической «частицы Бога», которые существуют только для того, чтобы бесить физиков своими названиями, как магнитом притягивающими журналистов.

Лучше бы Нобелевской премией почтили лампочку — как этого хотел бы изобретатель динамита.

Дэн Вердано, колумнист National Geographic

6. Кварки
Марри Гелл-Манн получил Нобелевскую премию по физике в 1969 году «за вклад в открытия, касающиеся классификации элементарных частиц и их взаимодействий». Но премию дали не за ту идею, которая прославила его больше всего, — идею кварков.

Формулировка, с которой Гелл-Манн получил премию, была достаточно обтекаемой, чтобы его открытие выглядело достижением всей жизни, — а ведь ему тогда было всего 40.

Но в те времена доказательства существования кварков были все еще сомнительными и противоречивыми (хотя сам Гелл-Манн выдвинул предположение, что они существуют, еще пятью годами ранее). В речи на церемонии вручения премии этот вопрос был изящно обойден, и некоторые физики сочли, что Гелл-Манн заслуживает второй Нобелевки. Она должна была бы достаться также Джорджу Цвейгу и Джеймсу Бьоркену: первый независимо пришел к той же идее, а второй осмыслил эксперименты, которые сейчас считаются доказательством всей гипотезы.

Джордж Джонсон, колумнист National Geographic и автор Strange Beauty

7. Синтетическая теория эволюции
В 1901 году, когда вручались первые Нобелевские премии, эволюционная биология была еще молодой наукой. Тогда биологи мало знали о мелких подробностях изменений жизни на Земле, происходящих со сменой поколений. Некоторые даже подвергали сомнению естественный отбор и другие фундаментальные тезисы дарвиновской теории эволюции.

Между 1920 и 1950 годами группа ученых — генетиков, натуралистов, палеонтологов — выяснила, как мутации могут происходить, распространяться и служить эволюционным материалом. Этот новый взгляд на жизнь получил название «синтетической теории эволюции», и наши сегодняшние достижения в изучении истории жизни на Земле и познания в этой области — плоды упомянутой теории.

Карл Циммер, автор блога Phenomena: The Loom

8. Темная материя
Если углубиться в историю, можно будет найти множество астрономических открытий, достойных Нобелевской премии, включая законы планетарного движения Кеплера, идею расширения Вселенной, появившуюся в начале ХХ столетия, и классификацию звезд по их спектральным «отпечаткам пальцев». Но открытие темной материи — это, возможно, самое важное современное достижение, которое Нобелевский комитет проглядел.

А коль скоро они не разлетаются, значит есть что-то невидимое, что влияет на силу гравитации, удерживая галактики в целости.

Это «нечто невидимое», загадочная субстанция, составляющая до 90 % массы Вселенной, получило название «темная материя». Она не испускает и не отражает свет и никак не взаимодействует с обычной материей. Благодаря своей непостижимой, ускользающей природе сами частицы темной материи остаются неизученными — то есть ученые не могут точно сказать, из чего она состоит и чем является. Именно из-за этой неопределенности Нобелевский комитет и мог обойти вниманием открытие темной материи — хотя премия по физике 2011 года была вручена за столь же загадочное космологическое открытие.

Надя Дрейк, автор научного блога Phenomena: No Place Like Home

9. Дерево жизни
В те времена, когда ученые классифицировали микробов по форме, Карл Вёзе был первым, кто просчитывал взаимоотношения этих микробов исходя из набора их генов.

Благодаря его методу было доказано существование не признававшейся до этого формы жизни — микроскопических архей. Ученые использовали его методы, чтобы каталогизировать огромный набор микробов, живущих в нашем теле и влияющих на состояние нашего здоровья, а также чтобы запротоколировать эволюционные отношения всех организмов, от мала до велика. (См. также «Ветви дерева».)

Благодаря Вёзе на «эволюционном дереве» появился третий ствол и крепкие ветви. Вёзе умер в 2012 году, а посмертно Нобелевку не вручают. Но ведь это просто нелепо: того, кто открыл истинные пределы жизни, может лишить награды такая банальная вещь, как смерть.

Эд Йонг, автор научного блога Phenomena: Not Exactly Rocket Science

10. Возрождение динозавтров
В 1969 году палеонтолог Джон Остром из Йельского университета дал название одному из самых важных когда-либо открытых видов. Он назвал животное — динозавра возрастом 110 млн лет — «дейноних» (Deinonychus), «ужасный коготь». Этот ящер был хищником размером с человека, с цепкими «руками» и с серповидным когтем на сверхгибком пальце ноги.

Дейноних, по его мнению, был проворным охотником, возможно даже социальным, чей образ жизни был чрезвычайно активным. Это предположение послужило началом «ренессанса динозавров», которое до сих пор приносит научные плоды.

К сожалению, не существует Нобелевской премии по палеонтологии — или по какой-нибудь другой отрасли естественной истории. Поэтому дейноних не получил того, что ему причиталось.

Нобелевская премия 2014 года по физиологии, или медицине, досталась троим ученым, которые открыли клетки мозга, помогающие нам ориентироваться, — наш «внутренний GPS». Прошедшая в понедельник церемония вручения открыла Нобелевскую неделю, завершится торжество в пятницу вручением Нобелевской премии мира. Ритуал нобелевской спекуляции (особенно когда речь идет о том, кто получит три награды за научные достижения) заставил нас задуматься: а какие удивительные открытия не победили? Мы попросили наших авторов выбрать их любимое изобретение или открытие, которое наградой незаслуженно обошли. 

1. Всемирная паутина
Первым делом я переадресовала вопрос редактора своим подписчикам в соцсетях. После того как они назвали несколько вариантов, я погуглила «велкро», «темную материю», «эмбриональные стволовые клетки» и стала про все это читать. Потом меня осенило: что больше заслуживает Нобелевской премии, чем изобретение, на которое я так рассчитываю в поисках информации о других изобретениях?

Еще в начале 1960-х специалисты из Федерального правительства США создали межкомпьютерную сеть, которая с течением времени превратилась в «Интернет». Но Нобелевскую премию я бы дала британскому ученому Тиму Бернеру-Ли, который в 1989 году предложил идею всемирной паутины, а в 1990-м создал первый веб-сайт (страничку, описывающую «паутину»). Интернет делает информацию доступной, будь это идиотские видео с танцующими котами или твиты с «арабской весны». А информация — это власть.

Вирджиния Хьюз, автор научного блога Phenomena: Only Human

2. Расшифровка генома человека
Многие задаются вопросом, почему одно из самых невероятных достижений науки — расшифровка генома человека в 2001 году — не было отмечено Нобелевской премией. А ведь, возможно, это сама «невероятность» как она есть.

Как сказал в свое время один из участников проекта «Геном человека» Эрик Ландер, «за то, что нажимаешь на рычаг, Нобелевку не получишь».

Впрочем, премию вполне можно получить уже за само изобретение этого рычага. За шесть лет до проекта «Геном человека» Крейг Вентер и его коллеги показали, что автоматическое секвенирование ДНК и технику, называемую «метод дробовика», можно соединить, чтобы расшифровать полный генетический код свободноживущего организма — бактерии Haemophilus influenzae. В сущности те же методы были впоследствии использованы частной компанией Вентера для расшифровки генома дрозофилы и человека; их же применяли потом во множестве лабораторий для расшифровки геномов сотен других видов. Нобелевский комитет столкнулся бы с большой проблемой, если бы постарался выбрать троих ученых, которым геномика в наибольшей степени обязана своим триумфом. Но Вентеру точно найдется место среди них.

Джейми Шрив, главный научный редактор National Geographic

3. Смерть черных дыр
Однажды вечером в 1970 году Стивен Хокинг собирался ложиться спать, когда ему пришла в голову идея. Это был момент, который он впоследствии описывал как «миг экстаза».

Он подумал, что черные дыры, которые ранее считались более или менее вечными, могут на самом деле постепенно терять массу и в итоге испаряться, взрываясь вспышкой гамма-лучей. Проблема была в том, что проверить эту догадку невозможно: черные дыры живут слишком долго, чтобы мы могли наблюдать их предсмертную агонию.

Однако сегодня исследования Хокинга, посвященные черным дырам, прочно заняли свое место в теоретической физике. Они объединили теорию относительности (классическую теорию, согласно которой все во Вселенной гладкое, как шелк) с квантовой механикой (утверждающей, что все в мире зернистое) и неостановимым прогрессом теории информации.

Но этого не произойдет еще миллиарды лет — пока первая черная дыра размером со звезду не начнет взрываться.

Тимоти Феррис, колумнист National Geographic и автор The Science of Liberty

4. Таблица Менделеева
Я бы хотел вернуться к основам. А что может быть более базовым, фундаментальным, более важным, чем система определения химических элементов? Периодическая таблица — это не просто организационная схема: она дает представление о внутреннем порядке протонов, нейтронов и электронов, которые составляют основу любой материи. Ее лаконичные столбцы и строки предсказывали не только существование, но и свойства элементов еще до того, как они были открыты. (См. также «Охотники за элементами».)

Просто невозможно себе представить, чтобы такой прорыв не был удостоен высшей научной награды, но именно это и произошло в ходе заседаний первого Нобелевского комитета в 1901 году. Премию по химии получил Якоб Х. Вант-Хофф за новаторские работы в области физической химии.

У Менделеева еще был шанс: его номинировали в 1905 и 1906 годах. Но он проиграл, поскольку один из членов жюри счел, что его работа уже была слишком хорошо известна. Похоже, периодическая таблица пала жертвой собственного успеха. Премия 1906 года досталась Анри Муассону — за открытие элемента флуорина, свойства которого были точно предсказаны в таблице Менделеева.

Год спустя Менделеев умер, а это означало, что периодическая система так никогда и не будет удостоена Нобелевской премии. Зато таблица стала самым незаменимым плакатом в науке, который уже десятилетия висит в научных лабораториях и еще долго останется на своем месте.

Эрика Энгельгаупт, научный редактор сайта National Geographiс

5. Электрическая лампочка
Как любитель технологий, дни которых сочтены (среди них, например, попкорн, газеты, айфон), я просто не смог бы не отметить невероятно долгую жизнь электрической лампочки Нобелевкой по физике.

Скромное изобретение, впервые запатентованное Джозефом Суоном в Великобритании, но изготовленное Эдисоном, навсегда изменило облик экономики (и вызвало недостаток сна), создав огромный спрос на электричество, который по сей день определяет наше существование.

Альфред Нобель упоминал в завещании изобретения и изобретателей, но жюри премии чаще склонно осыпать деньгами совершенно непрактичные вещи, вроде расширения Вселенной или эзотерической «частицы Бога», которые существуют только для того, чтобы бесить физиков своими названиями, как магнитом притягивающими журналистов.

Лучше бы Нобелевской премией почтили лампочку — как этого хотел бы изобретатель динамита.

Дэн Вердано, колумнист National Geographic

6. Кварки
Марри Гелл-Манн получил Нобелевскую премию по физике в 1969 году «за вклад в открытия, касающиеся классификации элементарных частиц и их взаимодействий». Но премию дали не за ту идею, которая прославила его больше всего, — идею кварков.

Формулировка, с которой Гелл-Манн получил премию, была достаточно обтекаемой, чтобы его открытие выглядело достижением всей жизни, — а ведь ему тогда было всего 40.

Но в те времена доказательства существования кварков были все еще сомнительными и противоречивыми (хотя сам Гелл-Манн выдвинул предположение, что они существуют, еще пятью годами ранее). В речи на церемонии вручения премии этот вопрос был изящно обойден, и некоторые физики сочли, что Гелл-Манн заслуживает второй Нобелевки. Она должна была бы достаться также Джорджу Цвейгу и Джеймсу Бьоркену: первый независимо пришел к той же идее, а второй осмыслил эксперименты, которые сейчас считаются доказательством всей гипотезы.

Джордж Джонсон, колумнист National Geographic и автор Strange Beauty

7. Синтетическая теория эволюции
В 1901 году, когда вручались первые Нобелевские премии, эволюционная биология была еще молодой наукой. Тогда биологи мало знали о мелких подробностях изменений жизни на Земле, происходящих со сменой поколений. Некоторые даже подвергали сомнению естественный отбор и другие фундаментальные тезисы дарвиновской теории эволюции.

Между 1920 и 1950 годами группа ученых — генетиков, натуралистов, палеонтологов — выяснила, как мутации могут происходить, распространяться и служить эволюционным материалом. Этот новый взгляд на жизнь получил название «синтетической теории эволюции», и наши сегодняшние достижения в изучении истории жизни на Земле и познания в этой области — плоды упомянутой теории.

Карл Циммер, автор блога Phenomena: The Loom

8. Темная материя
Если углубиться в историю, можно будет найти множество астрономических открытий, достойных Нобелевской премии, включая законы планетарного движения Кеплера, идею расширения Вселенной, появившуюся в начале ХХ столетия, и классификацию звезд по их спектральным «отпечаткам пальцев». Но открытие темной материи — это, возможно, самое важное современное достижение, которое Нобелевский комитет проглядел.

А коль скоро они не разлетаются, значит есть что-то невидимое, что влияет на силу гравитации, удерживая галактики в целости.

Это «нечто невидимое», загадочная субстанция, составляющая до 90 % массы Вселенной, получило название «темная материя». Она не испускает и не отражает свет и никак не взаимодействует с обычной материей. Благодаря своей непостижимой, ускользающей природе сами частицы темной материи остаются неизученными — то есть ученые не могут точно сказать, из чего она состоит и чем является. Именно из-за этой неопределенности Нобелевский комитет и мог обойти вниманием открытие темной материи — хотя премия по физике 2011 года была вручена за столь же загадочное космологическое открытие.

Надя Дрейк, автор научного блога Phenomena: No Place Like Home

9. Дерево жизни
В те времена, когда ученые классифицировали микробов по форме, Карл Вёзе был первым, кто просчитывал взаимоотношения этих микробов исходя из набора их генов.

Благодаря его методу было доказано существование не признававшейся до этого формы жизни — микроскопических архей. Ученые использовали его методы, чтобы каталогизировать огромный набор микробов, живущих в нашем теле и влияющих на состояние нашего здоровья, а также чтобы запротоколировать эволюционные отношения всех организмов, от мала до велика. (См. также «Ветви дерева».)

Благодаря Вёзе на «эволюционном дереве» появился третий ствол и крепкие ветви. Вёзе умер в 2012 году, а посмертно Нобелевку не вручают. Но ведь это просто нелепо: того, кто открыл истинные пределы жизни, может лишить награды такая банальная вещь, как смерть.

Эд Йонг, автор научного блога Phenomena: Not Exactly Rocket Science

10. Возрождение динозавтров
В 1969 году палеонтолог Джон Остром из Йельского университета дал название одному из самых важных когда-либо открытых видов. Он назвал животное — динозавра возрастом 110 млн лет — «дейноних» (Deinonychus), «ужасный коготь». Этот ящер был хищником размером с человека, с цепкими «руками» и с серповидным когтем на сверхгибком пальце ноги.

Дейноних, по его мнению, был проворным охотником, возможно даже социальным, чей образ жизни был чрезвычайно активным. Это предположение послужило началом «ренессанса динозавров», которое до сих пор приносит научные плоды.

К сожалению, не существует Нобелевской премии по палеонтологии — или по какой-нибудь другой отрасли естественной истории. Поэтому дейноних не получил того, что ему причиталось.

ПОЧЕМУ ОНИ НЕ ПОБЕДИЛИ

Поделись с друзьями

Комментарии

No comments yet

Subscribe