Отвечает: Андриан Влахов (лингвист, антрополог)

«Лингвистика — это не точная наука (хотя в последнее время определённо движется в этом направлении), и любые подсчёты и сравнения в ней чрезвычайно трудные. Невозможно назвать ни точное количество слов в каком-либо языке (сомневающимся предлагаю подумать, сколько в русском языке числительных), ни количество носителей того или иного языка, ни точное количество языков на планете (лингвисты даже прикинули, что каждый год оно изменяется на несколько десятков).

Однако вопрос о сложности плох ещё и тем, что задающий его предполагает наличие некой шкалы сложности, параметра, по которому можно сравнить языки. Между тем, начать стоит с банальных мыслительных способностей: людям с развитым интеллектом, хорошим культурным фоном и знакомым с принципами научного мышления изучать языки, как правило, гораздо проще, многие элементы языковой системы они воспринимают интуитивно. Однако важнее всего правильно выбрать точку отсчёта: в произвольно выбранной паре языков один может оказаться гораздо сложнее другого по фонетике, зато в тысячу раз проще, если оценивать именное словоизменение, и так далее. Нужно помнить и о том, что в языках и культурах господствует принцип относительности: мы воспринимаем что-то родственное, близкое как более простое — так, носителю русского языка будут казаться более простыми языки индоевропейской семьи, а носителю коми — уральской.
Учёные отвечают на вопросы, от которых они устали


Для примера возьмём русский и языки стран Северной Европы. Как правило, носители русского языка довольно легко и быстро осваивают финское произношение — фонетические системы двух наших языков довольно похожи, да ещё и долгое время развивались в одном культурном ареале. Однако когда русскоязычные эмигранты впервые открывают учебник финского языка и узнают, что в нём около пятнадцати падежей, их охватывает паника. В то же время шведская, датская, норвежская фонетика россиянам поначалу кажется чудовищно сложной. Но затем в предложениях волшебным образом обнаруживаются знакомые синтаксические структуры, общие корни, принципы сочетания слов и так далее — а всё потому, что скандинавские языки относятся к той же индоевропейской семье, что и русский, а финский язык им не родственник, хоть и заимствовал много лексики из славянских (лично мне больше всего нравится название Библии — Raamattu, из русского «грамота»).

ВЫВОД: не стоит относиться к языкам так же, как к протонам и нейтронам, пытаться их считать и сравнивать — ситуация гораздо более сложная».

1

Поделись с друзьями

Комментарии

No comments yet

Subscribe